Прохоpов Hиколай - Взгляды и жесты 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лаврова Ольга

Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся автора, которого зовут Лаврова Ольга. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Лаврова Ольга - Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся = 89.23 KB

Лаврова Ольга - Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся => скачать бесплатно электронную книгу



Следствие ведут ЗнаТоКи – 15

«Свидетель»: АСТ, Олимп; Москва; 2001
ISBN 5-17-008033-6, 5-8195-0494-1
Ольга Лаврова, Александр Лавров
Ушел и не вернулся
Весна застала Знаменского и Кибрит в командировке. Не­дели две перед тем держалось тусклое межсезонье – ни тепла, ни мороза, ни солнца, ни дождя – при­рода уперлась на самом скучном ме­сте, похоже, раздумывая, не отме­нить ли смену времен года.
И городок, куда их занесло, выглядел стареньким, унылым, за­мусоренным, едва-едва прозябаю­щим в недалекой, но безнадежной провинции.
Но однажды вечером небо рас­пахнулось, солнце устроило феери­ческий закат, сжигая остатки туч, и наутро весна взорвалась трелями зяб­ликов, стаями скворцов, светом, го­лубизной, запахом земли, из кото­рой торопливо лезли бесчисленные зеленые стрелочки, и пригретой сол­нцем хвои под окнами гостиницы (тут росли породистые саженые елки метров четырех высотой).
Особенно живительна была эта свежесть воздуха. Переменившийся ветер выдул и унес везде проникавший кисло-шерстяной запах, обильно испускаемый красильной фабрикой, мес­тным производственным «гигантом» – единственным крупным предприятием, кормившим две трети здешних жителей. Длинные приземистые корпуса, сложенные из буро-красного кирпича, выстроены были некогда неглу­пым, вероятно, заводчиком, оснащены иностранными машинами и по сей день неторопливо и солидно пыхте­ли, скрипели, трудились…
И как только прояснело небо и зазеленели палисад­ники, городок оказался уютным и милым. И удивительно нетронутым в своей дореволюционной архитектуре. В до­мах, хороводом обступавших центральную площадь, раз­мещались городские начальства, Дворец культуры, почта с телеграфом, гостиница. Все они прежде принадлежали соответственно городскому голове, земскому собранию, почтовому ведомству; гостиница и раньше принимала постояльцев, только называлось это «номера для проез­жающих» и внизу располагался трактир, а не нынешний буфет.
Первозданность города спас овраг. Старые особнячки непременно начали бы крушить и, следуя веянию време­ни, городить вместо них бетонные пятиэтажки и стеклян­ные павильоны для магазинов, парикмахерских и прочих «бытуслуг». Но невинный внешне овражек лег непреодолимой преградой на пути цивилизации.
И к железной дороге, и к шоссе можно было попасть, лишь проехав через перекрывавший его мост. Мост деся­тилетиями шутя выдерживал вес телег; фабричные грузо­вики постепенно его расшатали, потребовался новый настил и опоры. А между тем овраг рос в длину и ширину. И когда встал вопрос о новом строительстве (чем мы хуже других?) и были призваны специалисты, чтобы реконструировать и сделать мост пригодным для панеле­возов, бульдозеров и прочей тяжелой техники, – то спе­циалисты представили чертеж шестисотметровой эстака­ды немыслимой красоты и немыслимой стоимости. Широкая полоса почвы вдоль оврага, а также «в головах» его и «в ногах» оказалась склонной к оползням и прочим коварным фокусам.
Городские власти долго проклинали овраг, подсчиты­вали, в какую сумму влетит кружная дорожная петля в обход него; цифры получались опять-таки устрашающие. Что делать? что делать?.. А решение лежало на поверхно­сти: строить, не доезжая до оврага, на ровном песчаном пустыре. Пусть будет старый город и новый город. Как за границей, подпустил кто-то. А за границей так? Ну ко­нечно, вон один обкомовский ездил, рассказывал. Прав­да? Честное слово. Ура! У нас будет, как за границей! Да еще экономия! Да сокращение сроков!
(«Как за границей» заселили пока четыре дома. Туда охотно перебралось население фабричных бараков – тоже дореволюционных.)
Все это поведала Знаменскому и Кибрит толстенькая буфетчица в первый же вечер, когда, распаковав чемода­ны, они спустились перекусить. Зачем прибыли сотруд­ники МВД, буфетчица не расспрашивала – знала. Да и весь городок, по-видимому, знал: что-то на фабрике открылось незаконное, прислали искать виноватых. Сло­во «следствие» будоражило умы, рождало пересуды и домыслы. Неприятное слово.
Но здесь принято было приветливо здороваться друг с другом на улице. Улыбались и приезжим, говорили: «День добрый», «Вечер добрый». Никто не косился. А если воз­никали толки, то скрытно, за спиной.
Словом, симпатичный оказался городок. И дело по-своему небезынтересное.
В магазинах нескольких смежных областей обнаружи­лись рулоны «левого» сукна. Товароведы установили, что все они выпущены одной красильной фабрикой – ту­тошней. Кибрит скоренько разобралась в технологии. Пал Палыч в бухгалтерии – и оба поняли, что наскоком не возьмут. Ничего не ясно: кто ворует, как ворует и сколько ворует.
Не то чтобы украсть было нельзя или нечего; предложи Знаменскому и Кибрит изобрести способ, они бы в момент изобрели их с десяток. Но вот что изобрели фабричные жулики, сообразить не удавалось.
Значит, не четыре-пять деньков, а может быть, и весь май проведут они в тихой, опрятной, малолюдной и неблагоустроенной гостинице с елями против окон. Киб­рит на третьем этаже, Знаменский на втором, как раз под ней; ее пол – его потолок.

* * *
Поручая расследование Знаменскому, начальник от­дела Скопин (вопреки обыкновению не давать руководя­щих напутствий) счел нужным кое-что объяснить ему наедине.
В местностях, где идет первичный прием шерсти, закладываются основы для хищений в поистине чудо­вищных размерах. Сколько в действительности сдается шерсти – неизвестно. Вес ничего не значит, важны ко­эффициенты загрязненности, жирности, влажности и т. п. Должность приемщика, как правило, наследственная, поколение за поколением занимают ее люди из одной семьи. И получают огромные взятки: от сдатчиков, чтоб написал побольше, от переработчиков сырья, чтоб напи­сал поменьше.
Практика всем известна, не раз предпринимались попытки ее пресечь. Однако от «шерстяных дел» тянулись крепкие нити в такие верха, что ревнители закона неиз­менно получали приказ заткнуться, не подлежавший ни­какому оспариванию.
Сменялись приемщики, сменялись покровительство­вавшие им высокопоставленные лица (обычно становясь еще более высокопоставленными), а табу на двухзвенную цепочку: неучтенное сырье – «левое» производство тка­ней и изделий – сохранялось неизменным. Слишком, видно, велики были богатства, притекавшие снизу вверх.
Перед многими беззакониями властей предержащих блюстители закона поневоле потупляли очи. Но все же порой в юридической среде созревал бунт. Создавались тайные коалиции. Редко, правда. И еще реже приносило это плоды. Но на сей раз даже осторожный Скопин на что-то надеялся. Надо думать, на те же верхи, где кто-то вознамерился кого-то свалить.
Знаменскому поручалось скромное «шерстяное дело» (вероятно, одно из многих, иначе оно не имело бы и смысла). Красильная фабрика существовала отдельно от текстильных комбинатов, которые сами перерабатывали сырье в пряжу, сами ткали, сами и красили… сами и все остальное. По сравнительно небольшому объему произ­водства она вряд ли имела финансовую возможность прямого выхода на могущественных защитников. Но раз гнала «левак», то уж какие-нибудь власти грели на нем руки и что-нибудь да «отстегивали» вышестоящим.
Если вести себя «локально», раньше срока не трево­жить начальство, то, может быть, потом удастся и втор­жение в запретную зону – «по закону сообщающихся сосудов», – усмехнулся в заключение Скопин и ненужно пробежался пальцами по клавишам селектора.
Волнуется старик, констатировал Знаменский. Всту­пил в полосу риска.
«Старик» было данью уважения; пятьдесят три – пятьдесят четыре года при богатырском сложении, зака­ленных нервах и трезвом, искушенном уме – возраст профессионального расцвета.
– Вы с красильным производством вряд ли сталки­вались?
– M-м… однажды мать при мне перекрашивала коф­точку.
– Тогда вам понадобится универсальный эксперт-криминалист, иначе засядете там. Кого просить? Или еще подумаете?
«Думать-то нечего, но удобно ли тащить Зину в глушь? У нее свои дела, планы».
– Я бы порекомендовал Зинаиду Яновну Кибрит, – подозрительно серьезно произнес Скопин. – Вполне ква­лифицированный специалист. Надеюсь, вы сработаетесь.
Знаменский понял, что над ним добродушно под­трунивают, в том же тоне поблагодарил за совет и при­нял его.
Он был бы искренне смущен, если б прочел мысль Скопина: «Либо эта парочка после командировки побе­жит наконец в загс, либо затянувшийся «недороман» – дохлый номер».

* * *
Перед горотделом милиции радовал глаз чистый га­зончик. В притененном углу его еще голубели после­дние первоцветы… как они называются?.. крошечные луковичные, вылезающие почти из-под снега… светло-синие звездочки на стебельках-соломинках… надо вспомнить хотя бы из уважения к отцу… (Он был бота­ник и когда-то экзаменовал Пашку-маленького – сам именовался Пашкой-большим, Павлом Викентьевичем – на тему «Дикая и культурная флора среднерус­ской полосы».) Ага, «сцилла» зовутся эти малышки. Сцилла. Вот и хорошо.
Остальное пока плоховато. Знаменский шел в кабинет начальника, чтобы по спецтелефону доложить Скопину о практически нулевых результатах следствия. Источник хищения крылся в межцеховом учете – вот и все, что они с Кибрит могли пока утверждать.
– Пусть вас не слишком давит фактор времени, – до­несся знакомый баритон. – Главное – то, о чем мы с вами говорили. Тут уж попрошу с полной отдачей. Усвоили?
– Усвоили, Вадим Александрович, – и Знаменский ощутил этакое каникулярное настроение.
«На веслах бы в воскресенье посидеть… А ведь я ни разу не катал Зину на лодке. Разлив уже схлынул, берега видны. Уйти вверх по течению, прочь от фабричных сбросов. А то скоро закипит черемуха – и захолодает. У кого бы раздобыть лодку?!..»
С этой заботой он спустился в дежурку и решил подождать, пока освободится лейтенант за перегородкой. Тот оформлял полупьяного парня, арестованного за мел­кое хулиганство.
– Следующий раз не семь, а пятнадцать получишь. Ремень, галстук, шнурки.
– Виноват, начальник, – каялся парень. – Как гово­рится, шел домой, попал в пивную…
Пока он снимал недозволенные в камере предметы и тщетно искал шнурки на ботинках с пряжками, появи­лась молодая женщина, которую Знаменский уже встре­чал на центральной площади. Всегда оживленная, наряд­ная, она запомнилась гордой посадкой головы, плавнос­тью, с какой несла над землей свое стройное, чуть пол­неющее тело, добротной, не косметической красотой лица. Но сейчас обычной улыбки не было и в помине, глаза заплаканы.
– У меня пропал муж! – трагически сообщила жен­щина. – К кому мне обратиться?
Парень хмыкнул:
– Это надо в бюро находок.
– Помолчи, – одернул дежурный и предложил рас­сказать, в чем дело.
– Понимаете, вчера вечером сказал на часок… а ушел – и не вернулся! Я всех с утра обегала, никто не видел, не слышал… Просто подумать страшно!
– Фамилия?
– Миловидов. Сергей Иванович.
Дежурный просмотрел два коротеньких списка.
– У меня сведений нет. Милицией за истекшие сутки не задерживался. В больницу не поступал.
– Но куда же он мог деться?! – воскликнула женщи­на в отчаянии. – Мне юрист на работе сказал: просите назначить розыск. Я принесла его фотографии… – она нервно открыла сумочку.
Лейтенант остановил:
– Давайте подождем. В подобных случаях розыск сразу не объявляется.
– Почему?
– Такой, простите, порядок, – не всякое разъясне­ние приятно давать. – Дело-то житейское: ну не ноче­вал… ну бывает.
Дежурный перекладывал какие-то бумаги, давая понять, что свои функции выполнил. Но женщина осталась стоять, будто и не слыхала. И утешать ее начал парень, лишившийся галстука и ремня. Поддерживая штаны, он объяснил:
– Начальству с нашим братом хлопот хватает. Если еще ловить тех, кто от жены загулял…
Миловидова обернулась и оглядела его презрительно с ног до головы.
– Ну и что? – пробормотал парень, несколько сме­шавшись. – И не от таких гуляли. Взять хоть Нефертити. Считается, красавица на все времена, да? А ее, между прочим, вовсе муж бросил. Исторический факт. Лично в книжке прочитал!
Не дослушав, Миловидова вновь обратилась к лейте­нанту.
– Вы записали фамилию?
– Миловидов.
– Он работает на красильной фабрике…
– Да-да, если что – известим вас. Но я так полагаю, что жив-здоров и объявится.
– Ох, только бы жив! Только бы жив!
Объявится, внутренне поддержал лейтенанта Пал Палыч, как-то не заразившись тревогой женщины. Ну и скандал она ему закатит! Темперамент – ого-го…
Благодушное расположение духа покинуло бы Зна­менского, будь он свидетелем недавнего вечернего разго­вора Миловидовой с неким мужчиной в глухой аллее парка, спускавшегося от Дворца культуры к речке. Мужчина был высок и подтянут («уездный ковбой»); оба волновались, оба страдали.
– Ленушка, ждать нельзя! – убеждал он. – Надо ре­шаться! Сегодня решаться – завтра делать!
– Страшно… – шептала она. – Взять на себя такое…
– Но это единственный шанс решить сразу все! Дру­гого не будет! Ты понимаешь? Сейчас все сошлось в узел, давай рубить!
– Умом я понимаю. Но убийство… выговорить и то жутко.
– Думаешь, я иду на это легко? Но это же друг для друга! У нас настоящая любовь, одна на миллион. Ради нее! Она все оправдает!
Женщина вздыхала прерывисто, утыкалась ему в грудь, задушенно бормотала:
– Ой, нет…
– Да неужели не сможешь, золотая моя? Сможешь ведь! И станем вольные птицы! Свобода. Деньги. И никто не разлучит!
– А если сорвется?
– Молчи, молчи! – Он целовал ее и произносил как заклинание: – Надо верить! Только верить – тогда все будет наше. Все!

* * *
Уяснив, что житье в гостинице может затянуться, Кибрит обзавелась минимальным хозяйством. Завтракали они с Пал Палычем в буфете, обедали в фабричной столовой, но к ужину буфет бывал либо заперт, либо пуст (если не считать пыльных пачек печенья).
Кибрит предприняла поход по местным торговым точкам, купила заварочный чайник, чашки, ложки-вил­ки, тарелки – всего по три (вдруг случайный гость), еще какую-то мелкую утварь. А также запас сахару и прочей бакалеи. Выходной день, проведенный на сухомятке, побудил ее на новые траты: плитка и сковорода открывали уже некоторый простор для стряпни.

Лаврова Ольга - Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся автора Лаврова Ольга дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лаврова Ольга - Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся.
Ключевые слова страницы: Следствие ведут ЗнаТоКи - 15. Ушел и не вернулся; Лаврова Ольга, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн