Фэнтон Джулия - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грэм Хизер

Пленница


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Пленница автора, которого зовут Грэм Хизер. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Пленница в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Грэм Хизер - Пленница без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пленница = 304.89 KB

Грэм Хизер - Пленница => скачать бесплатно электронную книгу




«Пленница»: АСТ; Москва; 2002
ISBN 5-17-004853-Х
Аннотация
Тила Уоррен покинула дом отчима во Флориде, охваченной пламенем войны. Но никто не может уйти от судьбы, и свою судьбу Тила встретила в образе отважного воина с завораживающими голубыми глазами. Джеймс Маккензи еще не знал, что падчерица заклятого врага, захваченная им в плен, навсегда покорит его сердце и подарит волшебный мир опьяняющего блаженства.
Хизер Грэм
Пленница
Пролог
Территория Флориды
Ранняя осень, 1837 год
Ей казалось, что она почти мертва, во всяком случае, так близка к смерти, словно уже ощутила холодную сталь лезвия, занесенного над горлом, ощутила вкус своей горячей и липкой крови, давилась ее пульсирующей струей…
Но внезапно воздух прорезал резкий гортанный крик. Воин, едва не прикончивший девушку, замер. Лезвие не коснулось ее горла, ибо крик, вернее, пронзительный и властный клич, перекрыл звуки резни и остановил вакханалию грабежа и разбоя ликующих дикарей, которые, победив в бою, накинулись на своих жертв. Одни срывали с них кольца и безделушки, другие издевались над искалеченными и измученными людьми. Одним хотелось убивать, другие охотились за скальпами.
Громогласный вопль будто парализовал их. Какофонию звуков сменила мертвая тишина. Тила не отрывала глаз от своего врага. Он, казалось, окаменел. Жестокий воин с коротко подстриженными иссиня-черными волосами и почти обнаженным телом, натертым медвежьим салом. Темно-карие глаза смотрели на нее с ненавистью. Он хотел лишить ее жизни, и Тила с такой же ненавистью уставилась на него.
В чем же дело? Она толком не понимала, что происходит — почему внезапный властный клич другого воина прекратил эту расправу, — но уже достаточно натерпелась. Тила не участвовала в американской военной экспедиции, а всего лишь пыталась покинуть этот варварский край. Именно варварский, хотя и красивый. Вот и сейчас, когда солнце садилось, небо окрасилось в самые разные тона — золотистые, желтые, оранжевые, малиновые. Солнце скоро зайдет, потом появятся луна и звезды, повеет прохладный ветерок, и жара спадет.
Скорее всего она умрет, когда тьма окутает дикую, свободолюбивую прекрасную землю…
Возможно, Тила подверглась сейчас такой ужасной опасности потому, что большинство ее сопровождающих были выбраны из тех, кто служил под командованием ее отчима. Ожесточенные, безжалостные солдаты уже давно шныряли по этим болотам, изгоняя семинолов и других индейцев с их земель. Нет, не просто возможно, это наверняка так.
Мало кого из белых индейцы ненавидели так люто, как Майкла Уоррена и тех, кто служил под его началом.
И видимо, его приемную дочь тоже.
В глубине души Тила прекрасно понимала, что солдаты часто не менее безжалостны и жестоки, чем краснокожие. И в сущности, даже не могла обвинять индейцев за ненависть к отчиму и ко всему, что связано с ним.
Но ведь сама Тила не сделала им ничего плохого! Да и некоторые из ее сопровождающих не причинили индейцам никакого вреда. Эти зеленые юнцы слишком молоды и наивны. Неужели им суждено умереть в этих диких местах? О нет, она не заслужила такой смерти в этой забытой Богом глуши!
— Мерзавец! — вдруг бросила Тила воину, все еще державшему ее за волосы, и, отчаянно стремясь высвободиться, изо всех сил ударила его в пах. Может, хоть в последние секунды жизни ей удастся свободно вздохнуть.
Он взвыл от боли и негодования и, к облегчению и радости Типы, скорчившись, ослабил свою смертельную хватку.
Она попыталась вскочить и убежать. Но индеец закричал, схватил ее за руку, вновь бросил на землю и вновь занес над Тилой нож, обагренный кровью множества мужчин, лежавших на поле боя.
В этот момент опять прозвучал тот же властный голос, который прекратил резню. Не успев опомниться, хватая воздух ртом, Тила увидела, что мускулистого воина оторвали от нее. Даже не подумав, почему это произошло, она встала на колени, потом на ноги и бросилась прочь, решив не сдаваться без борьбы, а сделать попытку освободиться.
Кто-то схватил ее за волосы, и Тила закричала от боли, когда ее резко потянули назад. Она неистово сопротивлялась, надеясь вырваться, но большая бронзовая рука крепко держала ее. Тила брыкалась и выворачивалась, но ее повернули, схватили за талию и снова бросили на землю. Подавляя рыдания, она подумала, что все вернулось к тому, с чего началось.
Впрочем, это было хуже, гораздо хуже. Потому что этот мужчина уселся на Тилу и, схватив запястья девушки одной громадной рукой с длинными пальцами, прижал их к земле у нее над головой. Длинные выгоревшие золотисто-каштановые волосы Тилы каскадом упали ей на лицо, так что теперь она ничего не видела. Ко всему прочему он безжалостно сжал ногами бедра извивающейся девушки. Она не могла ни вздохнуть, ни закричать, а собственные волосы, казалось, вот-вот задушат ее…
И тут их отвели с лица Тилы. Она почувствовала, как пальцы гладят ее щеки, убирая с них спутанные, разметавшиеся пряди. Тила открыла рот в беззвучном крике и несколько мгновений ничего не ощущала и не слышала, кроме громкого биения своего сердца, а только смотрела в глаза, пронизывающие ее насквозь. Они пригвоздили Тилу к земле с такой же силой, с какой руки и ноги мужчины удерживали ее.
Это были поразительно волнующие голубые глаза. В минуты гнева они полыхали синим пламенем; когда же он смеялся, глаза становились голубыми, словно летнее небо. Эти голубые глаза преследовали, околдовывали, притягивали Тилу и раньше, возможно, потому, что на бронзовом лице сияли особенно ярко.
Бегущий Медведь.
Так его звали здесь, в темно-зеленой чаще и в полных опасностей болотах. Так называл этого человека его народ.
Это имя он получил в тот день, когда простился с детством и выпил черный напиток. И оно вполне соответствовало ему — быстрому, грациозному и сильному. Тила знала об этом, ибо он поразил ее воображение.
Сейчас на нем были лишь бриджи из оленьей кожи, серебряные ожерелья и кожаные сапоги. Ничто не прикрывало его фантастически сильный мускулистый торс. Частые и трудные походы поддерживали его в прекрасной форме. Он являл собой великолепный образец мужской силы, поэтому было не важно, враг этот человек или нет, белый или краснокожий. Черные как смоль, густые, слегка вьющиеся волосы и необычайной голубизны глаза свидетельствовали о том, что в его жилах течет и кровь белых. Смешение двух рас сказывалось во всем его облике, особенно в лице: волевом, с высокими и широкими скулами, с упрямым квадратным подбородком, длинным тонким носом, полными чувственными губами, высоким лбом, изогнутыми черными бровями и… такими глазами!
Тила сомкнула веки, чтобы не видеть этих глаз. Сердце ее бешено колотилось. Девушку и раньше обжигал их голубой огонь.
Сейчас он стал Бегущим Медведем.
Но когда Тила впервые встретила его, он был Джеймсом Маккензи. Здесь он настоящий дикарь, с обнаженным телом и простыми серебряными украшениями. А в ту ночь она увидела его в белой сорочке с жабо, в черных бриджах, малиновом жилете и черных сапогах. Тогда, в мире белых людей, он элегантно двигался, изящно танцевал и был красноречив. Но сердца женщин возбужденно трепетали, потому что от него веяло опасностью. Казалось, он источает энергию, напряжен, как пружина, и от него пышет жаром. И в то же время Джеймс выглядел джентльменом. Тила и познакомилась с ним как с человеком своего круга.
Нет. В тот вечер в нем не было ни истинной любезности, ни джентльменства, а только личина, ибо он играл в игры белых людей. И его глаза уже тогда полыхали синим пламенем, потому что в груди бушевала горькая обида — пусть не пушки белых убили его семью, но лихорадка, подхваченная ими в болотах, куда они бежали от белых поселенцев, сделала это столь безжалостно.
Он ненавидел Типу в тот вечер. Ненавидел из-за ее отчима. Но даже и тогда, к его собственному ужасу — она была уверена в этом, — Джеймс… хотел ее. И как бы он ни бесил Тилу, она тоже была очарована им, немыслимо очарована. Какая-то неудержимая сила против воли влекла Тилу к нему, тогда как ей следовало бы бежать прочь от него, ибо он принадлежал чуждому девушке миру. И даже обуреваемая желанием заявить ему о своей непричастности к действиям отчима, девушка хотела бы ненавидеть Джеймса за то, что он, подозревая ее в противном, выказывает презрение к ней. Но даже тогда…
— Посмотри на меня, — потребовал Джеймс, и Тила, услышав родную'речь, едва не рассмеялась: ведь ее окружали полуодетые дикари с блестящими на солнце бронзовыми телами или дикари в оленьих штанах и цветастых хлопковых рубашках, с перьями и украшениями, но все вооруженные ножами, топорами и пистолетами.
И вместе с тем его английский был безукоризненным, а голос таким красивым! «Посмотри на меня». Точно так же Джеймс мог попросить ее передать ему чашку чая.
Глаза Тилы распахнулись, и, встретившись с ним взглядом, девушка подумала: избавит ли ее от смерти его появление, или это всего лишь отсрочка?
Даже Джеймс не в силах изменить того, что она падчерица Майкла Уоррена, или того, что совершил ее отчим.
Тила стиснула зубы, пытаясь унять дрожь. Она не струсит перед ним. Джеймс всегда был ожесточен, никогда не любил ее, возможно, она даже не нравилась ему. Может быть, Джеймс ненавидел ее за то, что она белая. А так как и в нем текла кровь белых, то и себя тоже. И тем не менее странный неукротимый огонь всякий раз охватывал их при встрече, и Тила подозревала, что иногда вызывает его восхищение. Она пока еще ни разу не струсила перед ним, не выказала страха и внезапно поклялась себе, что не выкажет и сейчас.
— Значит, ты теперь тоже воюешь. Что ж, убей меня — и все! — с вызовом бросила Тила. — Зарежь, исполосуй на ленты, как поступили твои люди с солдатами. ;
— Это был честный бой, — прищурившись, возразил он.
— Это была засада.
— Капитан, возглавлявший ваших солдат, отдал приказ об уничтожении двух племен, мисс Уоррен, — мужчин, женщин, детей, еще не родившихся младенцев во чреве матерей. И вы утверждаете, что этих солдат следовало пощадить?
— Уверена, пощады от тебя не дождешься! — воскликнула Тила, хотя и знала, что он сказал правду про капитана. Она видела, что тот творил. Но к чему сейчас говорить о том, что и белые, и краснокожие безжалостны и жестоки? — В этом аду не найти сострадания, я прекрасно понимаю это. Ну, делай же то, что должен! Пора покончить с этим!
Приподняв бровь, Джеймс еще ниже склонился над ней:
— Пора кончать? Но ведь мы, дикари, обожаем мучить наших жертв!
Кровь застыла в ее жилах, но там, где соприкасались их тела, Тила все еще пылала. Вновь закрыв глаза, она слышала, как воины роются в вещах солдат, надеясь прежде всего отыскать какую-нибудь еду. Военные тактики на то и рассчитывали, что голод заставит индейцев покориться.
— Что ты здесь делала? — властно спросил он.
Глаза Тилы вновь распахнулись навстречу голубым глазам, столь решительно приковавшим ее к земле. Между тем грабеж продолжался, но Тила не желала на это смотреть. Джеймс обладал такой властью над своими людьми, что мог остановить воина, занесшего над ней нож. Но ни одному вождю не остановить голодных людей, которые бросились на поиски пищи и всего, что осталось на поле боя.
Слава Богу, сгущавшиеся сумерки скрыли и воинов, упорно сражавшихся, и индейцев, упорно обыскивавших трупы в поисках пропитания.
Тила не обвиняла индейцев. Ей стало дурно, когда она впервые услышала, как отчим описывает свои «подвиги» в борьбе с индейцами. По его мнению, американцы, считавшие это жестокостью, не понимали, что военные действия направлены против существ, «не достигших человеческого уровня». Он утверждал, что индейский вопрос необходимо решить раз и навсегда. Из «мерзких маленьких индейцев вырастают большие мерзкие индейцы, а с ними гораздо легче расправиться, пока они маленькие».
Не все солдаты были чудовищами. Тила встречала среди них много хороших, добрых, отважных людей, желавших жить с индейцами в мире, научиться сосуществовать с ними.
Но при данных обстоятельствах им всем придется расплачиваться за «военную доблесть Уоррена», как называл отчим свои действия.
— Что ты здесь делала? — гневно повторил Джеймс. Тила встретилась с ним взглядом.
— Бежала.
— Куда?
— В Чарлстон.
Он снова выгнул бровь, и девушка заметила, что в нем клокочет ярость. Да, она убегала. У нее не было выбора. Тиле никогда не удалось бы никого убедить в том, что она презирает Уоррена так же глубоко, как и его враги.
Но черт побери, с самой первой встречи Джеймс постоянно убеждал ее уехать!
Внезапно он вскочил — быстро и грациозно, словно кошка. И вновь Тила подумала, что нужно убежать, где-нибудь укрыться, затеряться в болотах и добраться до Сент-Августина. Она хотела вырваться, но не успела и пошевельнуться. Джеймс потянул ее вверх, внезапно прижав к себе. И снова его взгляд пронзил девушку. В этот момент Тила не двинулась бы с места, даже если бы он не удерживал ее.
— Дурочка! — воскликнул Джеймс. — Теперь ты никуда не убежишь!
— Это ты всегда убеждал меня уехать, — со злостью напомнила она. — Ты бы вышвырнул меня со своих любимых земель, если бы это было возможно. Ты велел мне уехать…
— Но ты не послушалась.
— Я пыталась…
— Однако не прислушалась вовремя, — отрезал Джеймс, и Тила снова со всей остротой ощутила его пылающее сильное тело. — Один шаг от меня — и вы мертвы, мисс Уоррен. Неужели это не ясно?
У нее закружилась голова. Вокруг лежали трупы, и Типа не осмеливалась взглянуть на них, боясь кого-нибудь узнать и потерять сознание. На глазах у Тилы выступили слезы, когда она подумала о погибших. Одних из них девушка ненавидела. Но других…
У Джеймса странные понятия. А может, среди убитых белых есть и его друзья? Интересно, способен ли он питать к кому-то привязанность? У Джеймса только один брат — единокровный Он белый. Племянник Джеймса тоже белый. Белым был и отец Джеймса. Ему отчаянно не хотелось участвовать в сражениях, но жизнь воспротивилась этому.
Тила, услышав мучительный крик, вероятно, сильно побледнела, а у ее врага, очевидно, еще сохранились остатки сострадания, хотя он и не признал бы этого.

Грэм Хизер - Пленница => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Пленница автора Грэм Хизер дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Пленница своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Грэм Хизер - Пленница.
Ключевые слова страницы: Пленница; Грэм Хизер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн